17 депутатов городской думы Хабаровска передумали выходить из партии после двух встреч с врио губернатора Михаилом Дегтярёвым. Как сообщил журналистам спикер гордумы Михаил Сидоров, который был среди участников демарша, депутаты хотели работать в независимом парламенте и добились того, что исполнительная власть их услышала, и теперь партийный вопрос для них не принципиален. Между тем городской депутат Александр Каян, который вышел из ЛДПР еще летом 2020г., заявил, что в ЛДПР пошли на шантаж, а депутатов не выходить из партии попросила сестра экс-губернатора Сергея Фургала, которая опасалась, что это скажется на защите брата.

«Клуб Регионов» обсудил ситуацию с ЛДПР в Хабаровском крае с политтехнологом Виталием Сергеевым, который вел губернаторскую кампанию Фургала в 2018г.

– Историю с депутатами нужно оценивать как их неудавшийся демарш или руководство ЛДПР таким образом продемонстрировало федеральному центру возможные последствия жесткого обращения с Фургалом?

– Это всё внутрипартийные выяснения отношений. Хабаровское отделение ЛДПР весьма самостоятельное независимо от того, есть там Фургал или его там нет. Оно опирается на вполне состоятельных людей, которые прошли 90-е в разном качестве: некоторые были, как основная часть городского совета Комсомольска-на-Амуре, в составе милиции, некоторые были предпринимателями, некоторые были по другую сторону закона… Тем не менее все они хабаровчане, и они прекрасно понимают, что стоит им только лечь под Москву, и отделения окончательно не будет. При этом они не люди Фургала, я бы не говорил о том, что их уговорила только сестра Фургала. Скорее всего, все было в комплексе, и они пошли на взаимный компромисс.

Дело в том, что на прошедших выборах в законодательную думу [в 2019г. в крае выбирали краевой парламент и думы Хабаровска и Комсомольска] местным элдэпээровцам помогали технологически, но они всё решали сами. Они вообще самостоятельны: они могут войти в партию, могут выйти, могут в другую партию перейти. В реальности у них существует партийная организация, но она не привязана к конкретному бренду ЛДПР или Фургалу. В свое время они помогли Фургалу стать губернатором, но также они максимально сняли маржу, когда брали городки, советы и закдуму в прошлом году.

– Камбэк депутатов может понизить позиции ЛДПР в глазах избирателей, учитывая, что после ареста Фургала рейтинг партии в регионе уже начал падать и какое там сложилось отношение к Дегтярёву?

– В сознании массового избирателя ЛДПР в Хабаровске – это партия Фургала. Их можно смело переименовать в какую-нибудь «Хабаровскую партию», и на следующих выборах они получат все места. Все прекрасно понимают, что федеральный бренд партии к конкретной хабаровской ситуации имеет мало отношения. Будут они в партии или нет, но демарш [17 депутатов] – это не выход из партии, это просто демонстративные действия, которые свидетельствуют о том, что идет перегруппировка кланов внутри именно хабаровской партии и торг с федеральным центром по сохранению меры независимости организации и по уступкам, на которые дальше будет готов идти центр по отношению к Хабаровску.

Подчеркну: это [действия депутатов] давление не на Дегтярёва, не на Жириновского, а непосредственно на федеральный центр. В предыдущие годы бывало, что местные отделения сдавались и теряли позиции, но под крылом Фургала – именно под крылом, а не под руководством – отделение партии вызрело в самостоятельную политическую силу, и ей без разницы, кто будет губернатором и под каким лейблом они пойдут [на выборы]. Конечно, вряд ли они пойдут под коммунистами, но и этого я исключить не могу. Им без разницы, каким будет федеральный бренд, они побеждают всегда и в перевесе.

– Тем не менее упор делается на то, что депутаты передумали после встречи с Дегтярёвым, который недавно был назначен руководителем краевого отделения. Его это укрепило?

– На него это никак не влияет. В силу обстоятельств он воспринимается как ставленник Москвы, как человек, который согласился с тем, что федеральный центр перечеркнул выбор людей. Я не хочу останавливаться на криминальной составляющей отставки Фургала, но люди воспринимают это так: «Мы избрали, и что вы к нам пристаете? Сейчас у каждого второго губернатора, хоть из «Единой России», хоть нет, любые скелеты в шкафу можно найти. А вы убрали нашего губернатора». Поэтому местные депутаты от ЛДПР, поскольку они являются политическими и фактическими представителями хабаровчан, будут делать все, чтобы защитить их интересы и интересы представителей элит. И теперь у них нет никаких ограничений: на них-то уголовных дел нет, они отражают мнение народа.

А Дегтярёва это не усилило. Это позволило ему сохранить управляемость в данный промежуток времени, но укрепиться ему не удалось. Потому что [на губернаторских выборах в 2021г.] победит любой кандидат, который будет выдвинут местными, даже если федеральный центр постарается зачистить политическое поле и придется выставлять кандидата от КПСС или «Казачьей партии». Любой из хабаровчан победит того, кто будет выдвинут Москвой.