О выходе из «Единой России» заявил бывший губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын. Свое решение он объяснил тем, что членство в партии не позволяет ему «работать для людей региона». В то же время он отметил, что был и является действующим политиком. По мнению экспертов, политическая активность губернаторов после отставки чаще всего связана с попыткой защитить себя или свои бизнес-интересы. При этом политологи считают, что игра Лисицына против ЕР «выйдет ему боком».

Бывший губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын написал заявление о выходе из «Единой России». Он сообщил об этом в «Фейсбуке». Свое решение Лисицын объяснил тем, что членство в ЕР не позволяет ему «работать для людей региона». При этом он отметил, что был и является действующим политиком и «никуда не уходил, как бы того ни хотелось тем или иным персоналиям в разное время начиная с 2007г.».

Политолог, генеральный директор федеральной экспертной сети «Клуб Регионов» Сергей Старовойтов подчеркнул, что ситуация, когда бывший губернатор занимается оппозиционной деятельностью в своем регионе, всегда является большой проблемой в первую очередь для федеральной власти: «Потому что свободный игрок такого уровня связей, финансов и рейтинга неизбежно станет инициатором политической турбулентности. При этом неизвестно, как Лисицын дальше будет действовать. Он пока никуда не выдвинул свою кандидатуру. Он только вышел из ЕР, громко хлопнув дверью. Но при этом сам жест Лисицына уже делает его фактором напряженности на уровне внутриполитического блока администрации президента».

Политолог, гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин напоминает, что демарш Лисицына с выходом из ЕР не первый и не последний: «Страна входит в формат избирательного цикла к 2021г., я имею в виду выборы в Госдуму. Уже по всем регионам началось шуршание нынешних депутатов. Они ищут возможность избраться, и некоторые политики тоже выводят себя в форматы избирательные».

По мнению Мухина, Лисицын пытается выстроить свою предвыборную стратегию за счет ЕР: «Но, боюсь, ему это выйдет боком, потому что ЕР сейчас как раз нуждается в таких легких спарринг-партнерах, особенно в регионах. И если это не какая-то сознательная услуга, то Лисицын рискует получить очень серьезную порцию критики, причем с использованием административного ресурса. Я думаю, что он полагает, что сейчас настало время, когда на ЕР можно похайпиться. Но ЕР сейчас нуждается в сопротивлении в регионах, и она будет смалывать подобного рода ренегатов с целью повысить свой политический вес и рейтинг, продемонстрировать силу».

Наблюдатели вспомнили кейс бывшего мэра Ярославля Евгения Урлашова, который уголовное дело против него пытался связать с политикой. По словам Мухина, такой прием защиты бизнес-интересов типичен для политиков: «В регионах очень часто бизнес находится рядом с политикой. И при отдаленности от федерального центра это происходит регулярно. Я думаю, что в истории с Лисицыным могут быть завязаны бизнес-интересы тоже».

По словам экспертов, учитывая, что «безгрешных бывших губернаторов не бывает», их политическая активизация редко является спонтанной и часто имеет под собой целью собственную защиту от правоохранительных органов: «Есть несколько мотивов, когда бывшие губернаторы бросаются в политику. Во-первых, это попытки защититься через политическую деятельность. В логике, что оппозиционного политика, тем более в предвыборный период, тронуть не посмеют. Второе – попытка получить статус, также для осложнения работы силовиков. Например, депутата Госдумы не так легко преследовать, чем обычного гражданина. Есть еще сценарий, когда бывший глава региона начинает играть в контрэлитную игру. Всегда в регионе есть недовольные действующей властью, федеральной или региональной. В этом случае бывший губернатор со своим объемом связей начинает выступать лоббистом этой группы. И далее расторговывается с действующей властью. То есть это попытка набрать зримый электоральный потенциал, чтобы потом расторговаться с действующей властью. Чаще всего бывшие губернаторы не рискуют вести публичную оппозиционную деятельность. Таким образом, активность Лисицына может свидетельствовать о весомости его мотивов».

Политтехнолог, директор коммуникационного агентства «МаркеловГрупп» Сергей Маркелов считает, что мало кто поверит в искренность намерений Лисицына при выходе из ЕР: «Лисицын всегда был одиозным и своенравным политиком и губернатором. Безусловно, у таких людей, когда они не активничают, или никому не нужны, или сидят в сенаторах на политическом кладбище, появляется некая вольница. В то же время надо понимать, что если человек 10 лет прослужил в армии, то он уже не будет другим по мышлению, все равно будет военным, где бы он ни работал. То же самое с Лисицыным. Он просидел десятки лет губернатором и на других политических должностях, и поэтому он уже по-другому мыслить не будет. Но бывают такие «озарения», когда хочется взять и начать говорить правду. Но она никому не нужна. Потому что это уже давно сбитый летчик. А привлечь внимание к себе интересно. Но тебе уже не верит никто, и правда твоя не нужна никому. И не сдвинешь ты никакой ледокол идеологический ни в отношении партии, ни в отношении своих выступлений».

Политологи также отметили, что редко, но случаи, когда бывшие губернаторы, уходя с постов, ведут открытую или непубличную оппозиционную деятельность, бывают. В качестве примеров они привели бывшего главу Калмыкии Кирсана Илюмжинова, который после ухода с поста негласно поддерживал разные силы, противостоящие действующим региональным властям. Эксперты неоднократно говорили о поддержке бывшим полпредом президента в ДФО и экс-губернатором Хабаровского края Виктором Ишаевым кандидата от ЛДПР Сергея Фургала на выборах губернатора Хабаровского края. Экс-губернатор Челябинской области Михаил Юревич пытался участвовать в выборах в Госдуму от «Российской партии пенсионеров за справедливость», однако не был зарегистрирован. И все эти случаи так или иначе связаны с защитой своих материальных и статусных благ.