Бывший губернатор Марий Эл Леонид Маркелов, находящийся в СИЗО по делу о получении крупной взятки, рассказал о кризисных настроениях в губернаторском корпусе. «В воздухе витает ощущение, что что-то вырвалось наружу и остановить его не удается. Всем главам регионов сегодня жутко», – заявил он. «Клуб Регионов» узнавал у экспертов, сгущает ли Маркелов краски или действительно у глав регионов «положение хуже губернаторского».

Экс-глава Марий Эл Леонид Маркелов снова пообщался с членами ОНК, навестившими его в СИЗО. В этот раз он уже почти не жаловался на условия своего содержания, зато рассказал о незавидной губернаторской доле. «Все друзья, в числе которых ведь и министры, и депутаты, сразу исчезли. Думаю, для них мой арест был шоком. Они не понимают, как так звезды легли, что я оказался за решеткой. Я ведь верный Путину человек. В воздухе витает ощущение, что что-то вырвалось наружу и остановить его не удается. Всем главам регионов сегодня жутко», – приводит слова Маркелова «Московский комсомолец».

От чего становится жутко современным российским губернаторам, «Клуб Регионов» узнавал у экспертов, которые консультируют непосредственно глав российских регионов.

Политолог Леонид Давыдов особых причин для «жути» в губернаторском корпусе не видит. «Я не думаю, что им прямо жутко, в этом я очень сомневаюсь. Я думаю, что скорее можно говорить о том, что что-то поменялось в правилах игры, что – им не совсем понятно, что им не всё объяснили. Но я не думаю, что это жуть. Скорее это такое недоумение, когда ты просто разводишь руками. Скорее всего, это такой вопрос со стороны губернаторов: «А что мы делаем не так? Объясните. Мы – верные, надежные и лояльные, объясните нам, что мы делаем не так?» – рассуждает Давыдов.

При этом политолог не считает, что Кремль выдвигает главам регионов нереальные требования: «Не думаю, что перед губернаторами стоят проблемы, которые невозможно решить. Да, есть сложные вещи, например уровень жизни, но это общая, общефедеральная проблема, и каждый здесь делает, что может, и все это понимают».

Политолог, руководитель «Клуба Регионов» Сергей Старовойтов полагает, что сегодня «у губернаторов складывается полное ощущение, что они стали разменной монетой не только в отношениях между властью и обществом, когда их приносят в жертву гражданскому согласию»: «Губернаторам начало казаться, что их приносят в жертву и во время внутриэлитных конфликтов. И вот это ощущение, что куда ни кинь – всюду клин и непонятно, за что они пострадают, у них рождает такие панические настроения. Другими словами, Маркелов хотел сказать следующее: издержки от пребывания в должности губернатора в настоящий момент выше, чем преимущества».

Эксперт обратил внимание и на еще одну причину для губернаторских терзаний – на отсутствие правил игры. «Во властной вертикали правила игры твердо не установлены, и, по сути, Маркелов говорит не только про плохую сделку, но и про игру без установленных правил – вчера так можно было, а сегодня за это начали головы лететь. И губернаторы, конечно, не понимают, что происходит. По сути, это такой вопль отчаяния к верховной российской власти: «Царь-батюшка, ты нам уж объясни, что можно, а что нельзя, как нам жить-то? Объясните, и мы поймем, как по правилам играть, только вы нам правила объясните», – предполагает Старовойтов. Впрочем, он считает, что федеральный центр и не собирается устанавливать какие-то ясные правила, что, по его словам, доказывают последние события с Алексеем Навальным. «В российской политической практике существуют и стали нормой двойные стандарты, и это пугает не только оппозицию, но и, в первую очередь, тех, кто находится в самой власти, потому что мы видим, что даже за одни и те же преступления одним не бывает ничего, а по отношению к другим поступают очень люто, даже внутри самой элиты. И губернаторы понимают, что они в какой-то момент перестали быть элитой и что с них стали драть три шкуры. Проще говоря, Сердюковым прощается всё, а Маркеловым не прощается ничего», – резюмировал Старовойтов.

«Насчет того, что «жутко», – это вряд ли. А насчет того, что «всем жутко» – тем более вряд ли», – прокомментировал слова Маркелова политтехнолог Игорь Даченков. Он обратил внимание, что губернаторский корпус сегодня – достаточно разношерстный. «Если мы посмотрим на последнее исследование фонда «Петербургская политика», рейтинг социально-политической устойчивости субъектов России, то мы увидим совершенно разноплановую картину. Регионы с высокой стабильностью, совершенно понятно, возглавляются людьми, которые имеют карт-бланш. Безусловно, есть группа регионов, которые являются середнячками, которые исторически имеют очень высокий протестный потенциал и которые никогда не отличались электоральной управляемостью. Например, есть в Новосибирской области губернатор Владимир Городецкий. При всём богатом опыте управления Городецкого и в качестве мэра Новосибирска, и в качестве первого лица региона, территория ему досталась не самая привлекательная и с точки зрения социально-политических настроений, и с точки зрения политической стабильности. Такая же история в Красноярском крае, такая же – отчасти в Свердловской области, есть большие проблемные места на территории Псковской области. Я скажу так: отдельные реплики господина Маркелова соответствуют действительности, потому что налицо неопределенность, возрастание социальных и политических рисков. А для губернаторского корпуса это вызовы, на которые они не знают, как отвечать», – сказал Даченков.

Сегодняшние губернаторы, по словам собеседника «Клуба Регионов», находятся между молотом и наковальней: с одной стороны, у них есть регионы с их собственными проблемами, с другой – перед ними стоят требования и правила федерального центра, которые меняются во время игры. «Естественно, находясь в этом зажатом состоянии, между Сциллой и Харибдой, губернаторы не могут понять, какая стратегия дальнейших действий лежит в основе их поведения. То есть во многом работа губернатора сейчас – это купирование каких-то ситуативных проблем без четкой стратегии на перспективу», – поделился своими рассуждениями Даченков. Сложившуюся на региональном уровне ситуацию он объясняет тем, что «у самого федерального центра нет как таковой стратегии развития, зато есть ручное управление, но нет образа будущего и общей стратегической повестки».