Лидер КПРФ Геннадий Зюганов на заседании секретариата ЦК партии заявил, что Владимир Бортко не имел права снимать свою кандидатуру с выборов губернатора в Санкт-Петербурге. «Наша точка зрения: если пошли все в бой, с передовой никто не имеет права уходить. Никто не имеет права в личном плане принимать такого рода решения. Партия рекомендовала, партия делегировала», – заявил Зюганов. Напомним, о решении прекратить участие в выборах Бортко сообщил в ходе дебатов 30 августа. Он подчеркнул, что не обсуждал его с Зюгановым, поскольку боялся, что тот его остановит, и что готов понести любое партийное наказание. Политолог, эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов, в целом оценивая противоречивое поведение компартии и ее кандидатов на выборах 2019г., объясняет его двойственным статусом партии, которая стремится быть оппозицией, но при этом не злить Кремль.

«Происходящее – это следствие очень противоречивого статуса КПРФ в нынешней системе. С одной стороны, КПРФ все-таки часть существующей политической конструкции, никуда от этого не деться. Соответственно, она должна играть по правилам этой конструкции, в которых такая оппозиционная политическая деятельность должна носить в основном имитационный характер либо договорной. Это правило нынешней системы. И КПРФ как часть системы обязана его соблюдать. С другой стороны, в рамках этой конструкции у КПРФ статус наиболее оппозиционный, она наиболее оппозиционная из системных. Это естественно, поскольку КПРФ имеет, в отличие от «Справедливой России» и ЛДПР, идеологическую и организационную основу гораздо более состоятельную, нежели две другие оппозиционные парламентские партии.

У эсеров тоже был шанс стать серьезной левоцентристской политической силой, оппонирующей действующей власти более активно в рамках этой конструкции, но эсеры от этого фактически отказались. По большому счету они согласились занимать то стойло, которое им спущено. Я имею в виду руководство эсеров. И мы видим, что эта партия умирает потихоньку.

КПРФ – гораздо более состоятельная сила в силу исторических причин и в силу того, что она имеет востребованность именно как таковая. Поэтому все, что происходит с КПРФ, является следствием двойственности положения нынешней компартии. С одной стороны, надо играть по правилам системы, с другой – в рамках этой системы надо выглядеть максимально оппозиционно. А если система ослабевает и ослабевает она, например, локально, в каких-то эпизодах, точнее, в каких-то регионах, то немедля КПРФ приобретает большую самостоятельность и, скажем так, больший оппозиционный флер.

Вот, например, московский обком собирается поддержать идею «Умного голосования» Навального, потому что мы понимаем, что сама идея «Умное голосование» – это идея, работающая на КПРФ как на более оппозиционную из системных. С одной стороны, открыто поддерживать идею Навального – это просто вызов существующей политической конструкции, нынешней элите и высшему политическому руководству страны, с другой стороны, грех не воспользоваться этим шансом, потому что в рамках нынешней конструкции у КПРФ есть шанс реально и серьезно укрепиться для дальнейшего торга. И опять начинаются колебания: то резче выступают, то сами себя опровергают, то сливаются.

Это во многом зависит от конкретных региональных историй. В Москве есть эта возможность получить дополнительные голоса за счет «Умного голосования», пусть даже вызвав гнев Кремля. Если гнев будет сильный, возьмут свои слова назад, а может, и не возьмут. В Курской области коммунисты фактически участвуют в референдумной кампании, не выдвинули серьезного конкурента против Старовойта, а выдвинули кандидата [областного уполномоченного по правам человека Владимира Фирсова], которого они выдвигали против Михайлова в 2014г. и который скорее изображает участие в кампании, нежели всерьез оппонирует Старовойту. А в Липецкой области ситуация ровно противоположная. Кандидат КПРФ [депутат облдумы Сергей Токарев] активно оппонирует Артамонову. Хотя он и получил помощь со сбором подписей, но ведет реальную кампанию и на порядок жестче, чем курские коммунисты.

Мы знаем, что в некоторых регионах коммунисты отказались от участия в выборах либо выдвинули технических кандидатов. В других – были сняты, поскольку представляли реальную опасность. То есть мозаика очень разная, и она обусловлена этим противоречивым статусом. С одной стороны, они часть системы, с другой стороны, они наиболее оппозиционная, наиболее фрондерская часть системы, и их фронда, когда система ослабевает, позволяет укрепить свой политический капитал. А отказ от укрепления своего политического капитала – это путь к угасанию. Это постоянное колебание между этими составляющими – это нынешнее положение КПРФ».