15 июня состоится прямая линия с Владимиром Путиным – последняя перед выборами президента. Этот факт делает особенно весомыми просьбы и жалобы, традиционно присылаемые из регионов. Впрочем, к раздаче подарков Кремль приступил заранее, начав с бюджетников.

Пас на Путина

Начиная с 2013г., когда возобновилась прямая линия с Путиным, ежегодное общение президента с народом проходило всегда в апреле и всегда по четвергам. Поэтому, когда в конце марта стало известно, что мероприятие в этом году переносится на неопределенный срок, поползли слухи о вынужденной отмене эфира. В самом деле, неожиданно масштабный и резонансный митинг 26 марта создавал отчетливо негативный фон. Прямая линия же, подобно советским многосерийным фильмам, призвана вселять в граждан уверенность в завтрашнем дне (но не в том, которое нащупал Улюкаев).

В среду СМИ назвали новую дату: 15 июня. Информация неофициальная, но вполне правдоподобная, хотя бы потому, что 15 июня – четверг. К тому же прямая линия состоится через три дня после главного государственного праздника – Дня России, и за два дня до старта Кубка конфедераций – праздника футбольного, следовательно, народного. В такой атмосфере наши граждане склонны задавать меньше острых вопросов, в том числе и про стадион за 50 млрд рублей. Что касается глав регионов, единороссов, активистов ОНФ – у них будет шанс отдать хороший пас на игрока номер один и тем самым набрать очки. Схема проверенная: люди просят, Путин обещает помочь, чиновники еще до окончания эфира решают наболевшие проблемы.

Свою игру, однако, ведет и Навальный, анонсировавший новый антикоррупционный митинг в День России, 12 июня. Если он состоится, то перенос прямой линии потеряет смысл: повестка будет та же самая, что и в марте-апреле. Бесконечно сдвигать «вправо» плановое мероприятие Кремль не может, поэтому выберет один из трех вариантов. Первый: Навального изолируют от сторонников, акции повсеместно запретят, тем более что указом президента от 9 мая в Москве и ряде других субъектов РФ на время Кубка конфедераций и ЧМ-2018 вводится особый порядок согласования массовых акций.

Второй: поскольку Навальный игнорирует запреты, ему разрешат провести митинг, но на официальном уровне его «не заметят», сосредоточившись на позитиве.

Наконец, третий: через три дня после выступления оппозиции с ней поступят как большевики с мятежным Кронштадтом, «расстреляв» в духе времени из всех информационных стволов. В любом случае прямая линия станет символической «ответкой» на очередную волну протеста.

«Наказывать руководителей регионов»

Несмотря на «фактор Навального», с которым приходится считаться, главной функцией прямой линии остается исполнение желаний широких народных масс. Непосредственное общение Путина с многомиллионной аудиторией, как никакой другой формат, позволяет людям достучаться до начальства из любого медвежьего угла. Цензуру никто не отменял, но среди присылаемых и озвучиваемых сообщений, как известно, хватает жалоб и упреков. Порой это просто крик о помощи.

Все еще помнят прошлогоднюю историю с работницами рыбокомбината «Островной» на Шикотане, обратившимися на прямую линию с жалобой на «рабские» условия труда и невыплату зарплаты. Прокуроры и чиновники будто специально ждали поручения главы государства, чтобы начать исполнять свои обязанности. После мягкого «пинка» всё, как обычно, завертелось, в течение недели была выплачена задолженность по зарплате всем, кто оставался на острове, в отношении руководства предприятия были возбуждены уголовные дела.

На той же прямой линии в апреле прошлого года молодая омичка попросила Путина решить хроническую проблему дорог миллионного города, который в 2016-м году отметил 300-летний юбилей. Возможно, только благодаря этому видеозвонку региону были выделены дополнительные средства на ремонт городских магистралей.

Вообще, за 14 прямых линий, состоявшихся с 2001 по 2016г., Путин осчастливил множество граждан, для исполнения желаний которых ему достаточно было щелкнуть пальцами. Гораздо хуже дело обстоит с решением таких проблем, как запредельные тарифы ЖКХ, унизительно низкие зарплаты бюджетников, коррупция во власти – то есть обусловленных самим социальным строем РФ. Однако привыкшие просить персонально у Путина граждане ежегодно задают в прямом эфире наивные вопросы, на которые отвечать труднее, чем дискутировать с «лучшим министром финансов в мире» Кудриным.

В докризисном 2013г. фельдшер из Кузбасса Наталья Осипова заявила без обиняков: «Вот вы говорите, что зарплата поднимается, но как медработник я на себе не почувствовала поднятие зарплаты, особенно работников «скорой помощи».

Путин: «В целом зарплата повышается – это очевидный факт».

Ведущий прямой линии: «Может быть, просто наказывать руководителей регионов, где люди должны жить на 5 тысяч рублей, кормить семьи месяц, для ускорения процесса?».

Путин: «Да, абсолютно точно».

Временами прямая линия напоминает театр абсурда, хотя вопросы обсуждаются вполне сермяжные. Председатель колхоза из Ставрополья Алексей Лавриненко напомнил Путину, что в ходе прошлой избирательной кампании он обещал принять решение «по поводу зимнего времени».

Путин: «Коровы‑то как доятся, по часам, не по часам, как?».

Лавриненко: «Мы время не переводим, у меня всё‑таки власть есть в колхозе. Мы живем по старому времени».

Путин: «А вам там известно в колхозе, что Ленин умер уже, нет?».

Лавриненко: «Нет, мы время просто на час передвинули».

Однако вполне серьезно президент в 2013г. заявлял, что расследование по делу «Оборонсервиса» «идет объективно и будет доведено до конца».

Ежегодный Ургант

Разумеется, прямая линия – это в первую очередь популизм. Народ слышит то, что хочет услышать. В том числе анекдоты, шутки, афоризмы – всё, что позволяет удерживать внимание аудитории в течение добрых четырех часов. Когда-то для поддержания популярности среди населения лидер должен был носить бревно или ездить на трамвае – теперь он словно «Вечерний Ургант» (или, скорее, дневной), удобно устроившись в студии, ведет непринужденную беседу со всей страной.

Модернизированная, но по-прежнему демонстративная народность не отменяет, а даже подчеркивает глубоко социальный характер прямой линии. Она рассматривается населением как приносящая практическую пользу, поэтому каждый год в центры обработки информации поступает более 3 млн вопросов во всех доступных форматах. Озвучивается около 80, но в эту лотерею граждане увлеченно играют, надеясь на успех.

На что еще, кроме удачи и Путина, надеяться, например, сотням погорельцев из Красноярского края? Или жителям пострадавших от наводнения ставропольских поселков? Ведь у нас так принято, что ликвидацией последствий ежегодных ЧС и обеспечением граждан жильем занимается лично президент – а потом уже все ответственные чиновники. С них и спросят на предстоящей прямой линии.

Одним из условных 80 вопросов июньского эфира станет, несомненно, индексация зарплат «неуказным» бюджетникам. Проработать этот вопрос Путин поручил кабмину в тот же день, когда стала известна новая дата прямой линии. «Майскими указами были охвачены не все работники бюджетной сферы, не все бюджетники. У целого ряда категорий работников бюджетных организаций заработная плата давно не повышалась, в течение нескольких лет», – вовремя вспомнил президент. Он также отметил, что «в некоторых субъектах Российской Федерации» с повышением зарплат бюджетников возникают трудности.

Кроме «домашних заданий» на прямой линии 15 июня, конечно, будут и случайные вопросы, точнее, те из них, что сумеют преодолеть сито отбора. Небольшое количество избранных жалоб и всякого рода челобитных компенсируется громким звучанием, приобретаемым каждым таким сообщением. Предстоящая прямая линия станет последней перед выборами президента и пройдет в ситуации фактически стартовавшей кампании. Это делает каждый вопрос и ответ на него особенно весомым.